ВОЗРОЖДАЙСЯ, РОССИЯ!

Фрагменты сценария литературного вечера

Звучит фонограмма музыки русской народной песни «Эй, ухнем».
Справа на авансцене — столик для ведущей, круглый или прямоугольный, застеленный легкой ажурной салфеткой, на нем подсвечник, цветы в хрустальной вазе.
На заднике сцены березки. На первых кулисах нарисован орнамент «русское полотенце».
В глубине сцены портреты сынов России: Сергия Радонежского, Дениса Давыдова, Игоря Талькова, Александра Солженицына (по ходу вечера они высвечиваются). Звучит музыка.
На сценическую площадку выходят персонажи: представители разных социальных слоев всех эпох русской истории.

ФРАГМЕНТ I
Император. Ты, рожденный в эпоху революционных коллизий…
Гусар. Ты, поклонявшийся «сотворенным кумирам» застоя…
Монах. Ты, потерявший Бога в своей душе…
Поэт. Ты, живущий на разведенных стрелках перестройки…
Солдат. Ты, водрузившийся на осколках русской цивилизации…
Крестьянин. Ты, похоронивший любовь к земле…
Князь. Ты, именуемый «русским народом» — оглянись на свое родство, на свою державу, на милую свою Родину…
Не плачь!!! Ты найди в себе силы и окропи ее сначала мертвой водой, чтобы срослось тело земли и ее народов в одно целое, а потом живой водой, чтобы вдохнуть духовную силу в души народа и, помолившись, скажи: «Да святится имя твое, Россия!»

Фонограмма взрыва. Пауза. Нарастающий звон колоколов.

Ведущая. Мы свечу, окаянные,
На ветрах загасили,
А теперь — покаяние.
Ты простишь ли, Россия?

Нам бы смуту рассеять,
Нам бы немочь осилить.
Да воспрянет Рассея!
Да воскреснет Россия!

Звучит фонограмма песни о России из репертуара Л. Зыкиной.

ФРАГМЕНТ II

Ведущая (садится за столик). Дорогие друзья! Мы не зря начали этот вечер с такой торжественно-тревожной ноты. Беспокойство за судьбу России, своей любимой, многострадальной и мужественной Родины, живет сейчас в сердце каждого русского человека. Мы надеемся, что пример героев его, духовных столпов России послужит единению нашего народа.
Звучит фонограмма духовной музыки. Демонстрируются слайды икон, жития Сергия Радонежского.

Ведущая. Игумен земли русской родился, когда вымирали последние старики времени татарского разгрома Руси. Это было одно из тех национальных бедствий, которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, повергая народ в мертвенное оцепенение. Люди беспомощно опускали руки и безнадежно отдавались своему прискорбному положению. Постепенно они стали превращаться в робкие, жалкие, забитые существа.
Сбросить варварское иго, построить прочное независимое государство может только народ с высокой моралью. Развитию и укреплению этого посвятил свою жизнь преподобный Сергий. Он вдохнул в русских людей нравственную чистоту, внутреннюю силу. Народ нашел в себе мужество встать и пойти искать татарские полчища в открытой степи.
«Сергий Радонежский вышел из нас, был плоть от плоти нашей и кость от костей наших, а поднялся на такую высоту, о которой мы и не чаяли», — так думали тогда все на Руси. Такое проявление нравственного долга русские люди XIV века признали чудом. Впечатление людей становилось верованием поколений. Оно оживает и в наши дни.

Еще сценарий  Шуточный гороскоп в год Лошади

Демонстрируется слайд «Памятник Сергию Радонежскому в с.Талицы».

Чтец: О, Радонежский Сергий, покрове богом данный,
К тебе мы обращаем и души и сердца.
Не отступись от нас, отец великославный,
И осени крестом с небесного крыльца.
О, Радонежский Сергий, заступниче Российский,
На поле Куликовом хранил нас образ твой.
И вот через века, проделав путь не близкий,
Ты в камне воссиял над Талицей-рекой.
О, Радонежский Сергий, всесветлое сиянье
Исходит от тебя, переливаясь в нас.
Благослови же, отче, на славные деянья,
Дай силы и любовь, чтоб свет тот не угас.

Звучит фонограмма духовной музыки.

ФРАГМЕНТ III

Демонстрируется слайд «Портрет Дениса Давыдова».

Ведущая. «Имя мое во всех воинах торчит как казацкая пика…». В народной памяти имя Дениса Давыдова неотделимо от событий времён Отечественной войны 1812 года как зачинателя, одного из руководителей армейского партизанского движения, которое сыграло немаловажную роль в победоносном исходе войны.
Всё, что делал Денис Давыдов, отличалось самобытностью. Он, бесспорно, обладал способностями военачальника и военного теоретика, был вполне оригинальным поэтом со своим взглядом на мир, со своей художественной манерой и, наконец, сам по себе как личность выделялся из общего ряда, был удивительно целен и своеобразен.

Звучит фонограмма гусарской песни.
На сцене столик: круглый, застеленный сукном, бокалы, вино в красивой длинной бутылке, гитара, подсвечник, старинные стулья. Входят гусары с гитарой и бокалами шампанского.

1-й гусар. Прекрасный вечер. Однако, господа, меж нас нет друга — партизана Дениса Давыдова, любившего такие пирушки.
2-й гусар. Сверх особых притеснений решение государя вовсе отстранить его со службы.
3-й гусар. Отчего в одиночестве и скуке пребывает? В Киеве веселье, в ресторации дым коромыслом, а он дома сидит… Виданное ли дело!
1-й гусар. Да и то сказать, господа, за строптивость и злоязычие к высоким особам страдает…
2-й гусар. Недостает его духа в армии и нам, и солдатам.
3-й гусар. Поверите ли, друзья, я себя его Бурцевым представляю.

Поднимают бокалы.

Стукнем чашу с чашей дружно!
Нынче жить еще досужно!
Завтра трубы затрубят,
Завтра громы загремят.
Выпьем же и поклянемся,
Что проклятью предаемся,
Если мы когда-нибудь
Шаг уступим, побледнеем,
Пожалеем нашу грудь
И в несчастье оробеем…
1-й гусар. А мне по душе его другие стихи…
2-й гусар. Что загрустил, друг Никита? Или снова влюбился?
1-й гусар. Никита Батурин никогда не влюблялся. Никита Батурин — волочился. Однако спою я вам, друзья, романс на стихи нашего друга Дениса Давыдова.
Не пробуждай, не пробуждай
Моих безумств и исступлений,
И мимолетных сновидений
Не возвращай, не возвращай!

Не повторяй мне имя той,
Которой память — мука жизни,
Как на чужбине песнь Отчизны
Изгнаннику земли родной!

Еще сценарий  Викторина «Пираты Карибского моря»

Не воскрешай, не воскрешай
Меня забывшие напасти —
Дай отдохнуть тревогам страсти
И ран живых не раздражай!

Иль нет! Сорви покров долой…
Мне легче горя своеволье,
Чем ложное холоднокровье,
Чем мой обманчивый покой!

2-й гусар. Прекрасно, господа. А вот послушайте (читает стихи):
Я не поэт, я — партизан, казак,
И иногда бывал на Пинде, но наскоком
И беззаботно, кое-как
Раскидывал перед Кастальским током
Мой независимый бивак.
Нет, не наезднику пристало
Петь, в креслах развалясь, лень, негу и покой…
Пусть грянет Русь военною грозой,—
Я в этой песне запевало!

Гусары уходят.

ФРАГМЕНТ IV

На экране слайды Игоря Талькова. Звучит фонограмма его песни «Я вернусь».

Ведущая. «Мы — не рабы! Рабы — не мы».
Нет, это всё еще не о нас. Это они, став господами в великой стране, поснимали кресты с церквей и людей. Словно ржавый шуруп, виток за витком вгоняли в головы народа подлое чувство страха: бойся нас, не побоявшихся Бога! За 75 лет этот ржавый страх вжился в наши головы. Мы стали сумасшедшими с лишней железной извилиной.
Как же ты чувствовал всех нас, Игорь Тальков, как мучился от нашей боли! За это сострадание отметил тебя Бог и помог найти пронзительные слова и живую музыку. Услышав твою «Россию», миллионы из нас замерли и… опять засуетились в теплом, мертвом болоте повседневности.
Что еще ты хотел сказать нам, бросившись с простреленным сердцем к микрофону?
Прости нас, рабов своего страха, своей глупости, своей жизни.

ВИА исполняет песню «Россия» И. Талькова.
На фоне фонограммы песни «Я вернусь» — слова ведущей.

Ведущая. Спасибо тебе, Игорь. Спаси тебя Бог. Там. А мы пока еще здесь постараемся быть лучше и чище, читая твои живые стихи.
Чтец. Сколько б горя страна не увидела
Ни в войну, ни перед войною
Из-за крупных и мелких вредителей,
Если б я был кремлевской стеною:

Я ронял бы, ронял бы кирпичики
На вредителей плоские лбы,
И глядишь, не возник бы культ личности,
И войны, может, не было бы.

Чем отважнее пресса вгрызается
В бестолковые годы застоя,
Тем сильнее жалею я, братцы мои,
Что не смог стать кремлевской стеною:

Я пулял бы, пулял бы каменьями
Прямо в лысины, у, твою мать,
Тем, кто вел страну к разорению
И народ заставлял голодать.

Не пришлось бы кастрировать хронику,
Если б я был кремлевской стеною,
Ведь другой бы была экономика
И культура была бы иною.

Я ронял бы, ронял бы кирпичики,
Помогая тем самым отстаивать
Справедливость и, может быть, нынче
Ничего б не пришлось перестраивать!

Ведущая. Благодаренье Богу и хвала,
Что у России есть сыны такие,
Что не скудеет наша русская земля
И что взошло на небосклоне ваше имя.

Еще сценарий  Божественная комедия. Развлекательная игровая программа

ФРАГМЕНТ V
Ведущая. В истории народа есть вожди политические — они необходимы каждому государству. Есть люди, которые становятся властителями дум — без них невозможен духовный, моральный прогресс.

Демонстрируется слайд «Портрет А. Солженицына».

Ведущая. Александр Солженицын — из особой породы людей. Это человек, стремящийся переустроить жизнь. Его жизнь, его борьба с государственной машиной, его творчество — подвиг.
Ситуацию сегодняшнего дня писатель предвидел еще в 1969 году: «Обратный переход, ожидающий нашу страну, возвратит дыхание и сознание. Переход от молчания к свободной речи тоже окажется, труден, долог и снова мучителен…»
Приходится удивляться точности прогноза. Усвоим же этот урок духовной твердости, во все времена необходимый. Сколь духовно «стойкого сорта» слово и мысль писателя, что за посев! Каковы-то будут всходы? Это уже зависит от каждого из нас и всех вместе…

Фонограмма песни А. Малинина «Дай Бог».

Ведущая. В дни, когда повергнуто столько вчерашних кумиров, кажется, ничего не осталось — в душе пустота, в глазах испуг: «Как быть дальше?» В этот момент важно не допустить, чтобы испуг стал повальным. Всё, что есть у народа дорогого, подлинного и достойного, это, согласитесь, не каприз слепого случая, а плод подвижнической жажды добра. Жизнь движется вперед лишь потому, что есть подвижники, есть герои, есть святые души и святые чувства, а значит, и надежда на будущее.
Люди должны верить: родники жизни не замутятся никогда, а будут бить из-под земли всё громче, отчетливей, разгоняя наносную муть.

ФРАГМЕНТ VI

На сцене персонажи русской истории.

Князь. Над Непрядвой в полынье
Гибнет черная сила.
Князь промолвит:
— Отныне будь великой, Руссия!

Крестьянин. Предок наш не ленился,
Злак насущный посеяв,
Пот, смахнув, помолился:
—Будет с хлебом Россея!

Император. Корабли на фарватер,
Бодр норд-ост в парусине.
Море. Залп. Император:
—Будь державной, Россия!

Монах. Искры огненной тризны
Старца дух износили.
—Стань отныне и присно
Милосердней, Россия!

Поэт. Гений музы заветной,
Веру в сердце носил он.
—К царству духа и света
Возвышайся, Россия!

Солдат. Крепость. Смертная дата.
Лезет бронная сила.
Взрыв последней гранаты.
—Будь счастливой, Россия…

ФРАГМЕНТ VII
Ведущая. Песня! Лови ее!
Вот он — горох,
брызнул по рытвинам
русских дорог!
Песня! Держи ее!
Горстью имай!
Русскую, грустную,—
эх! — понимай!
Птицею, облаком,
солнцем, дождем.
Сладко ли, горько —
мы переймем!

Сцена оформлена для проведения фольклорного концерта: изгородь (плетень), окошко русской избы, крынки, рогачи, домотканые дорожки, полотенца.
Начинается концерт, составленный из русских патриотических песен.

Внимание! Кликанье по кнопкам социальных сетей повышает репутацию, харизму, потенцию, снимает порчу, избавляет от икоты и прыщей!
В закладки: постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *